InSant [DELETED user]
Автор: InSant (Erfinia)
Название текста: Загадочная инъекция
Саммари: До чего доводит Ходжо несчастных солджеров.
Рейтинг: NC-17, подозреваю.
Размер: Драббл
Пейринги/Персонажи: Анджил Хьюли/Генезис Рапсодос.
Направленность: slash
Жанр: drama, AU,
Предупреждения: нецензурная лексия, изнасилование, ООС.
Дисклеймер: Square Enix

Анджил в этот проклятый богиней день, как назло, остался в Шинра Билдинг, в то время как Сефирота и Генезиса вот уже три дня гоняли на заданиях, а Зак ушел в увольнение на пару дней (да и положено щенку иногда брать короткий отпуск). А вот Хьюли, как проклятый, весь день впахивал за всех разом: и на тренировках молодняк прогнал по десять раз, и какие-то новые симуляторы из Департамента Вооружений на нем испытывали - в общем он был рад, что день подходит к концу. К тому же, как выяснилось, Рыжий возвращается с задания — значит, будет кого вытащить за ворот и увести в бар: вместе выпить, просто потрепаться, что бы хоть как-то почувствовать, что день прошел не так паршиво и тяжело. Но нет, не все закончилось на испытаниях высоких технологий Скарлетт... Неожиданно - для солджера - его к себе вызвал Ходжо. Под предлогом очередных научных изысканий, а так как на данный момент солджер 1го класса в Шинра билдинг был только один, то ему и пришлось переться — не отвертишься.
Ходжо, на радость Анджила, не стал долго задерживать последнего. И инъекцию сделал всего одну, как сказал сам док: "На испытание некоторых качеств солджерского организма". И что-то там еще - Анджил не понял, да и ему было уже все равно: Ходжо всегда их чем только не пичкал, казалось, ничто уже не страшно, а тут быстрая, безболезненная, хоть и приличная по объему, но не особо заметная по первым ощущениям инъекция. Переживет.
Когда Анджил наконец-то зашел в свою квартиру, было уже поздно. День прошел так неспешно, а усталости как будто и не было. Напротив, солджер чувствовал себя весьма бодро, как если бы встал с утра, отоспавшись перед этим вволю. Прошелся.. нет, явно что-то с ним не то... Должно быть, все таки переутомление. Тряхнул головой, снял форму, как-то небрежно бросив ее куда она упала, и, в одних широких штанах, отправился в ванную комнату. Освежить разгоряченную голову под холодной водой.
В это время к нему легкой походкой и с бутылкой чего-то очень крепкого завалился подполковник Рапсодос. Не застав друга, но увидев форму, валявшуюся частично на кушетке, частично на полу - подивился, ведь Андж все делал по уставу, даже молнии и ремешки обратно застегивал на снятой форме... А тут? Рыжий предположил, что Анджил уже "готовенький". "Мдаа... Хьюли, друг любезный, уже нажраться успел - нет чтобы подождать чуть-чуть.. " - с досадой подумал Генезис, открывая бутылку, и наливая себе в притащенный из бара стакан ядреного пойла.
Рыжий успел прочесть вездесущий Лавлесс долбаную кучу раз и наполовину осушил бутылку, под конец - наплевав на манеры! - прикладываясь к горлу, прежде чем узрел в комнате... Анджила?
- Хьюли? - Генезис подозрительно прищурился, еще не сообразив, то ли списать глюк на алкоголь, то ли реально с Анджилом было что-то не так. Это "что-то" сразу бросалось в глаза. Да, да - рыжий даже испугался на секунду - глаза друга, застывшего в проеме, были чернее, чем у какого-нибудь проклятого вутайца. Как будто зрачок закрыл собой всю радужку. Но это значит, что... Опьяненный разум отказывался выдавать адекватные версии.
- Да, это я. Ты как будто Бахамута увидел, - ответил Хьюли, не спеша обходя усевшегося на кушетке Рапсодоса. Говорил он вроде бы как обычно, но слова звучали так, будто их хорошенько пережевали, прежде чем произнести.
- С тобой все в порядке, друг?
Анджил молча подошел к двери, запер ее.
- Что, от Зака скрываешься? - Генезис и не почуял подвоха, налил в стакан спиртного и протянул севшему рядом Анджилу.
- Что это?
- Да одно весьма крепкое пойло от одного ценителя вутайских древностей. Угостили. Не спрашивай, я и сам не знаю, что это, но на вкус очень даже неплохо, и заходит мягко. Пей.
Анджил молча осушил стакан, почти залпом и даже не поморщившись. Брови Генезиса слегка поднялись, выдавая высокую степень охренения: сам рыжий тянул напиток по чуть-чуть, максимум делая небольшой глоток. А тут...
- Ну и как? - Рапсодос смотрел, как Анджил, не двигаясь, сидит, опустив голову. Только жилы выступили, говоря о том, что Хьюли все таки пробрало. - Здорово тебя накрыло, друг. Вижу.. - задумчиво. Через минуту молчанки Генезис все-таки не выдержал и ткнул пальцем в неподвижно сидящего Анджила... - Эй?
С того самого момента, как Анджил вышел в комнату, он и сам чувствовал себя очень странно: все вокруг как-то плыло, ему казалось, что голова иной раз шла кругом, в какой то момент все резко останавливалось. Случались странные провалы - мелкие и незначительные. И еще - нюх, зрение и вообще все рецепторы и чувства обострились. Как у хищного зверя, когнитивные процессы все больше и больше уступали место инстинктам. Но Анджил не понял этого. Он сидел рядом с рыжим, отчетливо чувствуя и различая все запахи, звуки - даже как бьется сердце Генезиса! - это выводило из себя. Нет, в принципе, для солджера норма, что все рецепторы работают во сто крат лучше, чем у обычного человека. Но тут ситуация была патовой даже для него, Солджера Первого класса. Пришлось сжаться в ком, и даже сил не осталось на то, что бы послать рыжего подальше, на безопасное расстояние, да хотя бы за дверь... Выпил поданный стакан чего-то очень крепкого, и последнее, что смог воспринять его угасающий разум - кто-то ткнул его в плечо...
Генезис и опомниться не успел, когда Анджил набросился на него, опрокинув на пол. Бутылка, жалобно звякнув, навернулась вниз и разлетелась на осколки, остатки жидкости растеклись лужицей. Но двум боровшимся друг с другом солджерам не было до этого дела: каждый пытался взять верх над ситуацией. Генезис прихмелел, но оборонялся как мог, изо всех сил: до его сознания мутно дошло, что Анджил не играет и не дурачится - это изначально противоречило его амплуа строгого и серьезного дяди. Да и не был Андж любителем покататься по полу, сплетаясь в объятии с мужиком... Генезиса прошиб холодный пот.
- Анджил! Ты что творишь!? - Генезис пытался вывернуться из-под Хьюли; Анджил как шкаф навалился сверху, нарочито придавливая его всем весом напряженного и чертовски мощного тела. К своему ужасу, Генезис понял, что ему отчаянно не хватает воздуха. Пришлось вытянуться. Каждый раз все его попытки сбросить с себя противника проваливались: это чудовище, бывшее еще пять минут назад его другом и братом, с легкостью справлялось с Рапсодосом, предупреждая каждое движение рук и ног. Генезис выгнулся, хватая ртом воздух; он даже сказать ничего не мог - какое уж там кричать или сопротивляться?
Анджил впился в горло Генезиса зубами, прокусив кожу. У рыжего в глазах потемнело; внезапно ударивший в кровь норадреналин в огромных количествах придал сил, и Генезис рывком оторвал от себя этого зверя, тут же проведя удар коленом в живот. Он выгадал пару секунд, но подняться на ноги так и не успел: сильные руки схватили Рапсодоса, успевшего лишь подняться на четвереньки, за бедра. Даже через кожу плаща и форменных штанов Генезис ощутил, что хватка очень сильная и болезненная. Он быстрым движением повернулся всем корпусом к Анджилу и через мгновение нанес сокрушительный удар в челюсть. Сердце прыгало в груди: Генезис не мог поверить в ебучую реальность происходящего, на автомате занося руку для повторного удара. Анджил перехватил удар, метнув тело Генезиса, как сраную тряпичную куклу, лицом вниз, на середину комнаты. И не успел Генезис пикнуть, как был придавлен к полу.
- Анджил! Анджил... блять! Что ты делаешь?! Мать твою банорскую... Прекрати!!! - голос срывался в крик: таким бессильным Генезис не чувствовал себя никогда. Никогда, мать вашу! Его распяли на полу, как курицу на противне, раздвинули коленом ноги, заломили руки, что бы не сопротивлялся - а он и не мог! Он никогда не подозревал, что Хьюли настолько силен!
Пола плаща была задрана и накрыла голову рыжего. Зрачки солджера расширились то ли от ужаса, то ли от темноты: Анджил быстро расстегнул ремни кожаных штанов своей жертвы, и одним рывком стащил их вниз, вместе с трусами.
- А-а-а!! Не смей, ублюдок!!! - заорал в пол Рапсодос, изо всех сил пытаясь вырваться. Генезис наконец вышел из состояния ступора, мысль о том, что его сейчас трахнут в зад, очень быстро отрезвила. Но, увы, ответом послужил резкий и очень болезненный толчок не маленького и очень твёрдого члена. Генезис даже крикнуть не смог: из глаз брызнули слезы, вперемешку с искрами и звездочками, боль моментально парализовала тело; он отчетливо почувствовал, как рвутся мягкие ткани. Мышцы свело от напряжения. Пот залил глаза, струился по вискам. Генезис утратил способность воспринимать реальность. Он валялся под обезумевшим братом, как оглушенная мышь, улавливая только мощные толчки внутри, каждый раз отдававшиеся ужасающей болью, отнимавшей способность чувствовать что-то другое.
Сколько продолжалась эта пытка, он и не вспомнил бы. Пришел в себя от того, что давился от слез. Да уж, Солджер первого класса лежит и рыдает как девчонка, свернувшись калачиком на полу.
- С-сука... Что я тебе сделал, тварь? - почти бессознательные бормотания, смысл которых он сам уловил только сейчас.
Стоило двинуться, и проклятая боль вернула его память - это был не сон, блядь! А где же...
Анджил лежал рядом, неподвижно. Генезис едва смог встать на ноги, скуля от боли. Промелькнула шальная мысль прибить ублюдка, пока он спит. Пнув носком сапога лежащее на полу тело, Рапсодос понял, что Анджил в отключке. Что с Хьюли произошло, кто виноват и что все это значит — вопросы, которые не выходили из головы Генезиса ни на миг. Но его моральное состояние в данный момент напоминало груду развалин, пепелище, выжженную пустошь. Мужская честь была раздавлена как яичная скорлупа, обида, злость и боль душили его больше, чем когда-либо. Подошвой сапога Генезис встал на кадык Хьюли; одно усилие, и этот сукин сын захлебнется в собственной крови!
Анджил очнулся только утром. Конечно, он ничего не мог понять, что произошло вчера ночью, почему на нем кровь, и откуда в его квартире разбитая бутылка. Осознание пришло намного позже, когда он вспомнил, кто пришел к нему в тот злополучный вечер.
Генезис же молчал. Он держался очень холодно и отстранено. Он был зол, чертовски язвителен и все чаще замыкался в себе.
Полная картина предстала перед глазами Хьюли только тогда, когда Холландер показал Анджилу результаты обследования, и рассказал, что за вещество было вколото ему в тот самый вечер.
Но, увы, раскаяние всегда в цене только у тех, кого могут простить.

@темы: текст, слеш, SOLDIERs, NC 17-21, Angeal Hewley